Явление чрезвычайное…

00:00, 04 июня 2009

Да, Гоголь прав: Пушкин – единственное явление русского духа. Автор «Мертвых душ» условно предполагал, что подобное чудо явится на Руси, быть может, лет «чрез двести». А вот уже и 200, и 210 лет пролетело. Ну и где же подобное явление? Нет и никогда не будет второго Пушкина, как не будет, скажем, второго Данте, Шекспира, Достоевского или Есенина и Цветаевой…

Что бы мы ни сказали о Пушкине, все будет бледно на фоне того же Гоголя и в особенности В. Белинского. Пушкин для России есть «начало всех начал». Его всеобъемлющая душа околдовала нас и наших предков до основания.

«Буря мглою небо кроет…» - Пушкин! «Гляжу, как безумный, на черную шаль…» - Пушкин! «Румяной зарею покрылся восток…» - Пушкин! «Я помню чудное мгновенье…» - Пушкин!

Пушкин, Пушкин и Пушкин… И так без конца.

Кто бы знал архимандрита Фотия, Орловых-Чесменских или Каченовских и прочих, кто бы их знал, если бы не Пушкин?

«Прекрасное должно быть величаво». И он, Пушкин, был во всем велик: будь ли он поэт, прозаик, драматург, историк, художник, критик и т. д. Вот почему он – «наше все».

В 1818 году Пушкин написал о В.А. Жуковском:

Его стихов
пленительная сладость
Пройдет веков
завистливую даль…

Это ведь и о нем самом.

Учитель Пушкина по лицею Н.Ф. Кошанский о последней строчке стихотворения отозвался так: ее «нельзя не назвать… стихом гения». А Пушкину-то всего 18 лет! И какая учительская прозорливость!

…Много, очень много оставил нам Пушкин, и еще бы прибавилось поэтических сокровищ, если бы не проклятая цифра 37 (помните, как В. Высоцкого бросало в дрожь при этой роковой цифре?). Но Пушкин в этом не был виноват. К неизбежному концу толкали поэта интриги придворных кругов, оскорблявших своими сплетнями и пасквилями великого поэта и его жену. Дуэль, можно сказать, была инсценирована «высшим обществом». И вот ее результат: 29 января (10 февраля) 1837 г. в 2 часа 45 минут пополудни его не стало…

Впрочем, Пушкина убивали не раз и до дуэли: то цензурой, то царской бранью, то ссылками. Убивали и после убийства. Убивала в 60-е годы XIX века «писаревщина»… И в особенности в начале XX века охотились на Пушкина «декаденты», которые пытались сбросить с рельсов современности «первую любовь» России и плевали на его величие…

Даже и сегодня втихомолку, но методично подталкивают творчество поэта к забытью, приводя учащуюся молодежь к примитивному восприятию наследия классики, прославляя пошловатых и застопорившихся на мате и сексе писак.Ничего, господа, не выйдет! «Солнце русской поэзии» не затмить!

Теперь позвольте перейти к главной теме нашего разговора: «Пушкин и Калужский край», иначе – «Наш Пушкин».

…В 35 километрах от Калуги, на капризно-извилистой и холодной даже в жару речке Суходрев, как в чаше, расположился поселок Полотняный Завод. Здесь с младенчества жила будущая жена Пушкина Наталья Николаевна Гончарова.

Наталья Николаевна... Это о ней писал Пушкин в 1830 году:

Исполнились мои желания.
Творец
Тебя мне ниспослал,
тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести
чистейший образец...

Знакомство Пушкина с будущей женой состоялось в Москве в январе 1829 года на одном из балов. «Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее едва начинали замечать в свете, — писал поэт своей теще, Наталье Ивановне Гончаровой, 5 апреля 1830 года. — Я полюбил ее, голова у меня закружилась...» Вскоре Пушкин через своего приятеля Ф. И. Толстого попросит руки Натальи Николаевны, но получит холодный ответ.

Огорченный этим, он отправится на Кавказ. «Из Москвы поехал я на Калугу, Белев и Орел, — читаем в «Путешествии в Арзрум», — и сделал таким образом 200 верст лишних...»

Путешествие на юг не принесло ему предполагаемого успокоения. Новые страдания подстерегали поэта в Москве. И он уехал в Петербург «в полном отчаянии»...

Пушкин не мог не почувствовать в матери любимой девушки и несговорчивость, и скаредность, и строптивость. И он не без стеснения коснулся вопроса о деньгах. «Перейдем к вопросу о денежных средствах; я придаю этому мало значения. До сих пор мне хватало моего состояния. Хватит ли его после моей женитьбы? Я не потерплю ни за что на свете, чтобы жена моя испытывала лишения», - писал он будущей теще. Состояние госпожи Гончаровой, матери Натали, не было столь уж плачевным: она имела свыше 100 тысяч рублей дохода в год. Еще лучше было положение с доходами у деда Натальи Николаевны, Афанасия Николаевича Гончарова. Но он оказывался довольно мелочным, когда речь заходила о приданом внучки, которую, как говорят, он «безумно любил». Пушкин был вынужден дать своей невесте 12 тысяч рублей на приданое. Случай весьма редкий по тому времени.

Наконец, 6 мая 1830 года состоялась помолвка. Пушкин счастлив. Но очень скоро счастье омрачилось заботами о деньгах для свадьбы. И поэт вынужден волей-неволей обратиться за помощью к деду невесты. В 20-х числах мая 1830 года А. С. Пушкин прибыл в Полотняный Завод. Гончаров выслушал его и, чувствуя мягкосердечность поэта, решил опутать сетью просьб. Одна из них состояла в том, чтобы поэт добился у царя разрешения продать статую Екатерины II. Так завязалась длинная история с «медной бабушкой»...

Письма великого поэта первой половины 1830 года полны тревог насчет свадьбы и будущего вообще. В письмах к невесте сплошные вопросы: «Что? Где? Поедете ли? Напишете ли мне?..» В довершение всего — ссоры с матерью невесты, которая прислушивается к любого рода сплетням в адрес Пушкина.

В начале сентября Пушкин уезжает в Болдино. Только в декабре он смог вернуться в Москву. 18 февраля 1831 года состоялась, наконец, долгожданная свадьба.

«Я женат – и счастлив» - эти слова из письма к Плетневу как нельзя лучше выражают состояние Пушкина в те дни. Графиня Д.Ф. Фикельмон, друг семьи Пушкиных, жена австрийского посланника, записала в своем дневнике о Н.Н. Пушкиной: «Это очень молодая и очень красивая особа, тонкая, стройная, высокая, лицо Мадонны…»

И снова обратимся к дневнику Д. Ф. Фикельмон: «Поэтическая красота госпожи Пушкиной проникает до самого моего сердца… Но какую же трудную предстоит ей нести судьбу – быть женою поэта, такого поэта, как Пушкин!...» Пророческие строки!

Нелегко было Наталье Николаевне воспитывать четырех детей, заботиться о деньгах, хозяйстве, быть помощницей мужа в его издательских делах. «Ай да хват-баба! Что хорошо, то хорошо…» - писал Пушкин.

Пройдет еще три года, прежде чем поэт вновь побывает на Калужской земле. Многое изменится в его жизни. Насильственное приближение ко двору и получение унизительного в его летах звания камер-юнкера лишили его спокойствия. Все чаще и чаще ему приходила на ум мысль отправить жену в Полотняный Завод, подальше от «гадкого» Петербурга.

В середине марта 1834 года Пушкин писал Нащокину: «Жена... здорова и едет на днях в калужскую деревню к сестрам, которые ужасно страдают от капризов моей тещи».

Нельзя не почувствовать, читая письма Пушкина, его стремительный, беспокойный характер, его горячность и нетерпение, когда он подолгу не получал от жены писем: «Что это значит, жена? Вот уж более недели, как я не получаю от тебя писем. Где ты? Что ты? В Калуге? В деревне? Откликнись. Что так могло тебя занять и развлечь? Какие балы? Какие победы? Уж не больна ли ты?..»

Можно понять, однако, причину горячности поэта, вынужденного томиться в Петербурге одиноким, без детей и жены, в атмосфере сплетен и великосветской шумихи по поводу Александровской колонны. Не потому ли он все чаще и чаще обдумывал возможность («спекуляцию», как он выражался) «удрать» к жене в деревню, в Полотняный Завод, который пришелся ему по сердцу?

Из письма Пушкина жене от 11 июня 1834 года: «Кабы Заводы были мои, так меня бы в Петербург не заманили и московским калачом. Жил бы себе барином... Ух, кабы мне удрать на чистый воздух!»

Наконец-то, не желая присутствовать на открытии памятника Александру I, Пушкин покидает Петербург и едет в Полотняный Завод. Около 25 августа он писал оттуда Н. И. Гончаровой в Ярополец: «Теперь я в Заводах, где нашел всех моих, кроме Саши, здоровых... Жена моя прелесть, и чем доле я с ней живу, тем более люблю это милое, чистое, доброе создание, которого я ничем не заслужил перед богом...» «В Заводе, — записывал поэт в дневник, — прожил я две недели, потом привез Наталью Николаевну в Москву».

Все нравилось Пушкину в усадьбе Гончаровых: и Красный деревянный дом, где он останавливался в первый свой приезд в 1830 году для знакомства с родными будущей жены, и березовые аллеи, и горка—«улитка», и ровные, чистые дорожки парка, усыпанные красным песком, и пруды, и каменные ступени к прудам, и река, и беседка, где любил отдыхать поэт. Местные жители рассказывали, что стены беседки долго хранили стихи, написанные рукой Пушкина.

Рабочий фабрики Гончарова Д.В. Разломалин вспоминал: «Мой дед, бывший в то время ткачом на фабрике, рассказывал, что Пушкин каждый день ходил по опушке парка до того места, где была беседка. Ходил он в сюртуке, в больших сапогах, без шляпы и с книгой в руках. Иногда Александр Сергеевич прогуливался с женой и ее сестрами по большой аллее парка. Там они бегали и играли в горелки...»

После смерти мужа, исполняя его волю, Наталья Николаевна живет в Полотняном Заводе. Но она не хотела больше стеснять брата, милого и доброго Дмитрия Николаевича, так много сделавшего для всех Гончаровых-младших. Надо писать М. Ю. Виельгорскому, опекуну, чтобы помог ей перебраться в Михайловское. Ведь это же невыносимая пытка — вспоминать, что здесь был Пушкин, здесь он шутил, смеялся, читал стихи — и вот его нет! «Я выписала сюда все его сочинения, — пишет Натали Софье Карамзиной, - я пыталась их читать, но у меня не хватает мужества: слишком сильно и мучительно они волнуют, читать его – все равно что слышать его голос, а это так тяжело…»

Память о пребывании великого поэта на Калужской земле была всегда жива. Так, еще в 1899 году в Калуге был создан специальный комитет во главе с петрашевцем Н. С. Кашкиным для проведения празднеств в честь 100-летия со дня рождения Пушкина. В празднике участвовал владелец усадьбы Гончаровых, фабрикант-меценат, друг А.В. Луначарского Д.Д. Гончаров. Позднее Луначарский писал, что в Полотняном Заводе, в этом «очаровательном уголке Калужской губернии, все помнило Пушкина…» Начиная с 1979 года в Полотняном заводе в день рождения Пушкина устраиваются праздники поэзии, на которые съезжаются писатели Москвы, Калуги, Тулы и других городов страны.

Не только в Полотняном Заводе, в Москве и в Михайловском вспоминают Пушкина. О нем постоянно говорят и в словацком селении Бродзяны. Там расположен старинный великолепный замок с музеем А.С. Пушкина и его бюстом во дворе. В замке, будучи замужем, жила сестра Натали - Александра. К ней не раз приезжала с детьми вдова поэта. До сих пор на косяке одной из дверей замка можно видеть зарубки, свидетельствующие о росте детей поэта…

Таковы некоторые страницы из жизни А.С. Пушкина и его семьи. С Пушкинским праздником, дорогие читатели и почитатели великого Поэта!

Алексей ПЕХТЕРЕВ,
кандидат филологических наук, почетный доцент Пражского государственного университета.
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.