Разные лики войны

10:32, 14 сентября 2018

Прифронтовая история разделённого надвое Козельска.

Занимаясь историей Великой Отечественной войны и выясняя судьбы людей, которые попали в жернова этого чудовищного механизма, всегда поражаешься масштабам этого бедствия. Огромную цену заплатила наша страна, чтобы освободить мир от фашизма. По официальным данным, Советский Союз потерял порядка 26,6 миллиона человек, из них на фронтах - порядка 8,7 миллиона.

В рассказах о войне в основном преобладают произведения о подвигах на фронте, хотя события в тылу не менее значительны и интересны. Здесь также гибли люди: под бомбёжками, при артиллерийских обстрелах, при различных работах.

Примером может служить Козельский район, который с момента освобождения его основной части 28 декабря 1941 года и до полного освобождения в августе 1943 года являлся прифронтовым. Редко выпадал день, когда бы его территорию не бомбили. Особенно страдали от вражеской авиации участки возле железной дороги и станций. Ведь железная дорога порой оставалась единственным средством доставки войск на фронт и снабжения их техникой, боеприпасами и продовольствием. Поэтому в военное время она была передана в распоряжение железнодорожных войск.

Войскам необходим был личный состав, умеющий грамотно эксплуатировать подвижной состав, обслуживать и ремонтировать повреждённые пути. Для этих целей создавались специальные части - отдельные запасные железнодорожные полки (ОЗЖДП), которые подчинялись непосредственно командующим фронтами.

На территории Козельского района дислоцировались подразделения 16-го ОЗЖДП, личный состав которых не только обучался, но и активно привлекался к выполнению различных работ для помощи фронту, активно продвигавшемуся на запад. Каждые такие работы обязательно оформлялись приказом по войсковой части.

Так было и в конце 1943 года. Получив приказ от вышестоящего командования, командир полка направил команду в количестве 317 человек на практические работы на станцию Шепелёво. Необходимо было заготавливать лес для изготовления шпал. Работы проводились ежедневно: не было ни праздников, ни выходных. Одни бригады рубили лес, другие- грузили его в вагоны.

При этом бывали моменты, когда тяжёлое бревно выскальзывало из уставших рук и калечило людей, не разбирая, сержант это или рядовой. Так произошло и 1 января 1944 года. Утро выдалось морозным. Настроение у большинства рабочей команды было хорошее, так как накануне начальство разрешило встретить новый 1944 год. Народ в команде был зрелого возраста, и в тот вечер отметили не только наступление Нового года, но и вспомнили, как отмечали этот праздник до войны дома, в кругу семьи.

Накануне бригады вальщиков леса потрудились ударно, и всю древесину погрузить не удалось. Поэтому теперь погрузочным командам предстояло работать ударными темпами. Начальник команды провёл инструктаж по мерам безопасности, и все разошлись по своим рабочим местам. Но что-то с самого начала не заладилось с погрузкой: у одного из бойцов неожиданно подогнулась нога в колене, и он уронил бревно с плеча. Команда еле успела оттолкнуть ствол от себя. Все выдохнули с облегчением.

Погрузка продолжалась. Ближе к обеду у одного из вагонов раздался шум падающего бревна и затем послышался человеческий вскрик. Всё случилось в одно мгновение. Одним концом бревно ударило по голове красноармейца Ивана Кленкова, а когда тот упал, опустилось на его левую ногу. По снегу начала растекаться кровь. Все оцепенели, только начальник команды не растерялся и громко позвал санитара.

Кленкову была необходима срочная медицинская помощь, но на станции её не могли оказать, а ближайший госпиталь находился в Козельске. Начальник команды приказал срочно подогнать дрезину, назначил сопровождающих, и раненого осторожно погрузили, предварительно обработав и перевязав раны на голове и голени.

Буквально минут через сорок дрезина прибыла на железнодорожный вокзал Козельска. По приказу коменданта станции была выделена машина, которая отвезла раненого в госпиталь. На тот момент в городе он дислоцировался всего один. Это был эвакуационный госпиталь ЭГ-1758, который с августа 1943 года располагался в разрушенном трёхэтажном здании в центре города.

«Усилиями сотрудников госпиталя, под постоянными бомбёжками, здание было восстановлено настолько, что могли принимать раненых воинов. Окна были заложены кирпичами, заделаны дыры в потолке и накрыта крыша. Из бочек сделаны печки-времянки. Из досок сколочены столы и тумбочки. Охрану госпиталя несли свободные от дежурства медсёстры и санитарки»

(Из истории госпиталя за период Отечественной войны.)

В этот госпиталь и был доставлен красноармеец И.Кленков, 1893 года рождения, уроженец Путятинского  района Рязанской области. Дежурный хирург осмотрел бойца и определил, что рана на голове не совместима с жизнью. В тот же день Кленков скончался. Похоронили его недалеко от госпиталя: рядом в центре города находилось воинское кладбище. На могилу прикрепили табличку: здесь похоронен красноармеец Кленков Иван Васильевич, умерший от раны 1.01.1944 года. В книге учёта умерших военнослужащих была сделана соответствующая запись, командир издал приказ об исключении погибшего из списков полка и всех видов довольствия.

В феврале 1944 года госпиталь передислоцировался на Западный фронт, в Белоруссию. Естественно, что табличка на могиле не сохранилась и со временем она стала безымянной. Сколько таких могил существует на нашей многострадальной земле! Сколько родственников ищут своих отцов, дедов и прадедов.

Но история имела своё продолжение. Осенью прошлого года мне позвонил председатель Калужской областной общественной организации поисковых отрядов «Память» Сергей Новиков. Вопрос касался расположения в Козельске госпиталя ЭГ-1758, который, согласно архивной справке, находился в разрушенном четырёхэтажном здании.

Я обзвонил своих знакомых и обошел тех, кто помнил военный Козельск. Но никто из них не мог вспомнить о четырёхэтажном здании. Самое большое здание города было трёхэтажным. Возможно, писарь ошибся, когда заполнял формуляр госпиталя. Такое иногда встречается в документах военного времени.

Через месяц мне позвонил бывший начальник Центрального архива министерства обороны РФ полковник запаса Сергей Иванович Чувашин. Он объяснил, что родственники хотят найти могилу своего деда, который похоронен где-то в Козельске. Но никаких данных о местонахождении могилы нет. Единственная зацепка - это здание, о котором тоже никто не мог ничего рассказать.

Тогда Сергей Иванович пошел другим путём: он выяснил, кто из пациентов госпиталя умер в тот же период, что и Иван Кленков. Таковыми оказались: младший сержант Николай Андреевич Агапов, 1920 года рождения, призванный Людиновским РВК из посёлка Сукремль Калужской области и умерший 21 декабря 1943 года; красноармейцы Евгений Иванович Вершинин, 1923 года рождения, призванный Вышневолоцким РВК Тверской области, умерший 26 октября 1943 года, и Дмитрий Харитонович Власенко, 1894 года рождения, призванный Щорским РВК Черниговской области, умерший 31 декабря1943 года. Все они были похоронены в братской могиле в Козельске и внесены в Книгу Памяти Калужской области по Козельскому району. Стало очевидно, что и останки Ивана Кленкова находятся в той же могиле.

В декабре 2013 года Сергей Чувашин и родственник Ивана Кленкова Рафик Гафуров посетили Козельск. Гости побывали в военкомате и передали пакет документов, необходимых для увековечения памяти красноармейца, начальнику отдела военного комиссариата Калужской области по Козельскому и Перемышльскому районам Андрею Дувалину. На братской могиле встретились с представителем администрации города и попросили выбить на ней фамилию И.В. Кленкова.

В конце апреля 2014 года фамилия солдата появилась на гранитной плите. Её фотографию я отослал родственникам в Москву. Теперь они могут приехать в Козельск и почтить память предка, отдавшего свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины.

Игорь ДОЛЖЕНКОВ.

Фото Алексея ГОРЮНОВА 

и с сайта nozdr.ruwaralbum.ru.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.