Трудности перевода

10:57, 31 августа 2018

Карманные электронные переводчики никогда не заменят реального знания иностранного языка

Что происходит в голове переводчика-синхрониста, заменит ли Google живых людей и почему язык нельзя считать наукой, нашей газете рассказал обнинский переводчик Альберт Тер-Авакян.

Любовь к китайской грамоте

Альберт Тер-Авакян родился в советском Узбекистане. Ни там, ни в других союзных республиках английский язык в то время не был так популярен, как сейчас. В конце 1970-х, когда наш собеседник выбирал профессию, англоговорящих были единицы. Это, а еще любовь к путешествиям и познанию нового стали решающими при поступлении в институт иностранных языков. Чтобы быть переводчиком, нужно иметь хороший слух, невероятную работоспособность и мощную мотивацию. 

- Бывали дни, когда я учился по 10-12 часов. В конце второго курса я встретил хорошего преподавателя и стал работать ещё усерднее. В таком режиме прожил до окончания института. Я был счастлив не только в связи с получением красного диплома, но и что стал говорить на английском языке так, что со мной считались преподаватели. Для меня это было высшей похвалой, - вспоминает Альберт Тер-Авакян.

Вторым языком был испанский, однако настоящей любовью лингвиста стал китайский язык. Восточная грамота казалась полной противоположностью сухому и правильному языку англосаксов. Более 80 тысяч ключевых иероглифов – такое богатство и разнообразие отражает многогранность этого народа, считает переводчик.

- Китайский язык – это моя страсть. В будущем китайский язык будет в России стоять на втором месте после английского. Потому что китайцы нам близки, намного ближе, чем европейцы. Просто в силу того, что это закрытая нация, наша духовная близость не бросается в глаза. И они, кстати, тоже чувствуют какую-то глубинную, патриархальную связь с нами, - говорит он.

В Обнинск через Сан-Франциско

К концу 1980-х, когда в Советский Союз стали всё чаще приезжать зарубежные делегации бизнесменов, выпускник вуза получал первую практику в бою. Но после развала СССР отношение к представителям некоренных народов в Узбекистане стало меняться. В то время Альберт работал в частной школе. После того как ему дали понять, что «дальнейшее сотрудничество маловероятно», он решил уехать из страны к брату и друзьям, которые в то время жили в Сан-Франциско. 

- Мой брат эмигрировал в Америку за 4 месяца до меня. Первые месяцы мы спали на матрацах в баптистской церкви, а еду нам приносили прихожане русской православной церкви, расположенной неподалёку. Конечно, если бы  я жил в Обнинске, а не в Ташкенте, я никогда бы не уехал из России, - признаётся он.

Следующие 18 лет Альберт Тер-Авакян учился думать на английском, причем техническом. Он получил образование по двум IT- специальностям - в то время эмигранту с филологическим образованием в Соединенных Штатах Америки было не прожить. Однако даже после перехода в технари «американская мечта», как и западный менталитет, оказались не по вкусу российскому  лингвисту. Добившись престижной должности с хорошей зарплатой, Альберт Бениаминович решил уехать в Россию. Из Сан-Франциско, где расположены штаб-квартиры многих высокотехнологичных корпораций, он перебрался в наукоград Обнинск.

Альберт ТЕР-АВАКЯН:

- Говорят, что примерно четыре процента населения любой страны патологически не способны к изучению других языков в силу проблем работы мозга. Остальные способны выучить язык на очень хорошем уровне. 

Тогда, в 2012 году, Обнинск, как и сейчас, продолжал развивать отношения с Китаем. Напомним, калужский наукоград и город Мяньян – побратимы. Предпринимателям в сфере медицины понадобился переводчик, так что переезд Альберта Тер-Авакяна пришёлся очень кстати. Сейчас Альберт Бениаминович не только помогает представителям двух стран понять друг друга во время официальных встреч и переговоров, но и учит английскому и китайскому языкам обнинских школьников и студентов.

Русский vs английского

Результаты переговоров в политике и бизнесе зависят от качества перевода не меньше чем на 20 процентов, уверен наш собеседник. Дело не только в точности формулировок, но и в интонации. Во время сложных переговоров именно переводчик подчас выступает «релаксатором», который разряжает обстановку (если это позволяет протокол встречи). При этом разность культур - это фактор, который могут игнорировать переговорщики, но не переводчик. К примеру, чрезмерно прямая просьба россиян в адрес как западных, так и восточных партнёров может быть воспринята ими как оскорбление. 

- Язык является отражением менталитета народа. Русский язык - трёхмерный, творческий и безалаберный, как и мы сами. Мы неконкретные, и поэтому интересные. Английский язык, напротив, сухой и правильный. К примеру, одна форма глагола чётко определяет характер действия. Наш язык красивый и, наверное, по этой самой причине он неконкретен. Ты же не можешь рисовать «Девятый вал» по клеточкам. К слову, самые лучшие художники - однозначно в России. Это определённое состояние души, - говорит Альберт Тер-Авакян. 

Родной брат переводчика, кстати, художник. При этом сам язык нельзя воспринимать как науку, считает наш герой. Это живой организм, развитие которого сложно предугадать на десятилетие вперёд. Так что учёным-филологам лишь остаётся фиксировать изменения и вовремя корректировать правила игры.

Точность – вежливость королей и синхронистов

Синхронный перевод можно считать профессией в профессии. Сам процесс предполагает максимальную нагрузку на мозг специалиста. К этому прикладывается огромная ответственность – ошибки синхронистов, работающих с первыми лицами, нередко становятся новостью дня в СМИ. Взять хотя бы ошибки переводчиков, работавших на пресс-конференции глав России и США, состоявшейся на саммите в Хельсинки в июле.

 - Синхронный перевод - это нечеловеческое напряжение. Ты ухватываешь смысл того, что тебе сказали, и ты должен моментально выдать идею. Синтаксис языков и порядок слов никогда не совпадают, поэтому ты должен передать мысль коротко и ясно, в этом вся сложность, - комментирует Альберт Тер-Авакян.

Едва ли в ближайшие годы будет создано программное обеспечение, способное заменить синхронистов. А вот специалистов по письменному переводу ждёт безработица, уверен обнинец. Google и Яндекс совершенствуют свои «транслейтеры». Сейчас с помощью этих приложений можно без труда и ошибок перевести отдельные фразы, а в будущем речь будет идти о полноценных текстах. Однако карманные переводчики никогда не заменят собственных знаний, позволяющих читать между строк, поэтому необходимость учить язык останется. 

Кстати

Несколько советов для тех, кто готов к покорению иностранного языка:

  • Идеальный возраст для того, чтобы начать – 8 лет (уже есть осмысленность, а до пубертатного периода еще далеко). 
  • Взрослые должны быть вовлечены в процесс обучения ребёнка – без фиксации достижений со стороны он быстро потеряет интерес к предмету. И главное – мотивировать ребёнка нужно «позитивной похвалой», а не угрозами и давлением на совесть. 
  • Для взрослых в изучении языка важны система и очень сильная мотивация. Иначе английский никогда не перейдёт из хобби в полезный навык.

Екатерина ЗАМАХИНА.

Фото автора.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.