Колыхманово – место русской силы

14:30, 04 мая 2018

Колыхманово. Прямая, как стрела,  Варшавка здесь пересекает Угру и устремляется дальше, на запад, раздвигая густые леса и нанизывая на  асфальтовую  нить россыпи деревень и деревушек, испокон веков стремившихся прижаться к главной дороге в этих краях. Не стала исключением и деревня, чье название, по преданиям, связано с уплатой калыма ханам Золотой Орды.

В наши дни

Эта деревня Юхновского района примечательна не только своим названием. Она по-настоящему уютна и красива. Дома старой центральной части  стоят вдоль шоссе, но красивые новостройки уже  устремляются в пойму Угры, стараются выбраться на берег.

То, что многие жители Колыхманова любят и ценят красоту, видно невооруженным глазом. Уже сейчас, в начале мая, понятно, что летом палисадники многих домов будут утопать  в цветах. А с фантазией и выдумкой оформленные калитки, беседки и прочие «малые архитектурные формы» и сейчас придают деревне неповторимый шарм. Но все же главная достопримечательность и  украшение Колыхманова - это дети. Есть они – по-настоящему жива деревня. И несколько новых  спортивно-игровых площадок, к счастью,  здесь не пустуют. В деревне 71 ребенок! И это, несмотря на то что от «производительных сил» успешно работавшего здесь в былые годы большого и богатого хозяйства остались крохи. В СПК «Угра» сейчас работает всего  человек тридцать. Но люди ко всему приспосабливаются. Одни фермерствуют. Другие нашли работу в близком Юхнове, третьи  «несут  вахту» в Москве и Калуге. Зато пенсионерам  тут вообще благодать! Богатые грибами и ягодами леса, чистая река, почти городские бытовые  условия жизни – что еще надо для неторопливой размеренной жизни? Не зря же столичные дачники так полюбили здешние места. Но не только природа и удобное месторасположение привлекают и заставляют селиться здесь людей. Во всей округе  тут царит особая аура, которая ощущается буквально кожей. 

Ощущение до боли близкой сопричастности с прошлым родины (для кого-то большой, для кого-то малой) создают древние городища и погосты. Руины крепостной стены и храма ближнего, ставшего дачным, села. Деревья с намертво вросшей в  стволы колючей проволокой. Многочисленные блиндажи и окопы. Братские могилы в соседних Саволинке и Палатках. Да что говорить, все окрестности  здесь историей дышат, вся земля здесь не раз  полита потом и кровью.

Колыхмановский мост

Выехав из лабиринта деревни, хочется наконец вдавить в пол педаль акселератора. Широкий мост, гладкий асфальт настойчиво предлагают поддать газу,  тем более что впереди, за мостом, дорога идет на длинный подъем речной поймы. Но тут боковым зрением ловишь силуэты памятников, стоящих на высоком берегу реки  у дороги, и невольно сбрасываешь скорость. 

Это особое, святое место, где память в который раз возвращает к великим и трагическим событиям, свидетелем и очевидцем которых был оставшийся позади Колыхмановский мост. 

Свое собственное имя мост получил от названия деревни. В старину он был, как и большинство других его собратьев в нашей лесной зоне, деревянным: рядом с нынешним мостом в реке еще сохранились остатки свай. 

После Великой Отечественной войны вместо переправ-времянок был построен красивый, в несколько пролетов, мост на бетонных опорах с высокими клепаными арками. Он верой и правдой служил много лет. И даже после того как в 1999 году рядом со старым мостом был построен и введен в строй новый, старичка еще несколько лет не разбирали и он своими арками продолжал украшать Угру и Варшавку.

История в обелисках

На левом берегу реки, справа от Варшавского шоссе, стоит обелиск, который был открыт в 2004 году в честь победы Руси над Золотой Ордой в 1480 году. На нем изображена карта - схема противостояния русичей и ордынцев. Любознательного человека прямо отсюда она может позвать в походы по недалеким маршрутам. Это несложно сделать: от Варшавки отходит множество дорог местного значения. Они идут и вдоль берегов реки, не раз становившейся ареной ожесточенных сражений. Если отправиться вниз по течению, то вскоре на правом берегу Угры можно увидеть ставшую дачной деревню Палатки. В средние века это был город Опаков. Он находился на литовской стороне границы между Великим Московским и Великим Литовским княжествами. Опаков был лишь одним из пограничных  городов-крепостей, расположенных  на Угре в  местах, где были броды. 

Первые летописные упоминания об Опакове относятся к концу XV века и связаны с нашествием на Русь хана Ахмата  и Великим стоянием на реке Угре 1480 года. Летописные сведения и археологические находки дают возможность ученым говорить о том, что у Опакова войска хана Ахмата предприняли одну из попыток переправиться через Угру, которая окончилась для них неудачей. 

По другую сторону дороги, на самом взлобке угорского берега, стоят сразу несколько обелисков, напоминая о событиях Великой Отечественной войны. Самый высокий установлен в память о подвиге десантников -старчаковцев.

Начальник парашютно-десантной службы Западного фронта Иван Старчак по своей инициативе, без приказа командования принял решение задержать противника на Варшавском шоссе, у моста через Угру. 

В ночь на 5 октября 1941 года десантники заминировали подступы к мосту, заложили фугасы, замаскировали свои позиции и на рассвете 5 октября встретили головные колонны 10-й танковой дивизии 57-го моторизованного корпуса вермахта огнем.

В своих мемуарах Старчак писал: 

- Уже после войны мне удалось познакомиться с архивным документом, в котором были строки и о нашем отряде. Вот они: 

«В октябре 1941 года под Юхновом 430 человек, отобранных из батальона для подготовки десантников, под командованием майора Старчака в течение четырёх дней сдерживали наступление немецких войск, рвавшихся к Москве. Из состава отряда погиб 401 человек. Но отряд не отступил и дал возможность подтянуть резервы и остановить наступление врага на юхновском направлении». Далее говорилось, что уцелевшие двадцать девять человек представлены к ордену Красного Знамени. Тут я должен внести некоторые уточнения. Да, в день составления политдонесения нас действительно было всего двадцать девять человек. Однако позже в отряд пришли ещё около тридцати бойцов из числа тех, кого мы считали погибшими или пропавшими без вести. И продвижение противника мы задержали не на четыре, а на пять дней.

Что значили тогда для судьбы Москвы те пять дней, о которых упоминает Старчак? Нужно учесть, что 7 октября 1941 года в районе Вязьмы немецкие войска замкнули кольцо окружения армий Западного и Резервного фронтов. Варшавка оставалась открытой, и в той ситуации моторизованные войска вермахта менее чем за сутки могли дойти до Москвы. Однако своим самопожертвованием старчаковцы дали возможность выдвинуться на боевые рубежи и занять оборону курсантам подольских военных училищ, что в конечном итоге не позволило гитлеровцам осуществить план молниеносного наступления на нашу столицу.

Но вернемся к обелискам. Два из них нам расскажут о подвигах летчиков.

Калужский Гастелло

Во время наступления гитлеровцев на Москву по Варшавскому шоссе нескончаемым потоком шли вражеские войска, скапливаясь у переправ. Колыхмановский мост был одним из таких узких «горлышек», и поэтому наша авиация регулярно наносила по нему удары, несмотря на сильную противовоздушную оборону немцев. 

23 октября 1941 года газета «Правда» напечатала материал об «огненном экипаже», повторившем под Колыхмановом подвиг Гастелло. 8 октября командир эскадрильи пикирующих бомбардировщиков 40-го авиационного полка Алексей Рогов и штурман экипажа Василий Фарносов направили свой Пе-2, подбитый зенитным снарядом, на переправу, где было большое скопление живой силы и техники противника. Этот подвиг получил всесоюзную известность. А сколько их было, неизвестных и поныне героев, с винтовкой в руках, за штурвалом самолета или за баранкой полуторки честно делавших свою фронтовую работу и сложивших головы у этого моста!

Летом 2016 года калужские поисковики с помощью дайверов подняли из Угры в районе Колыхманова остатки сбитого самолета. По заводским номерам ребята установили и тип самолета, и состав экипажа. Это был тяжелый бомбардировщик Ер-2, седьмого октября 1941 года не вернувшийся с боевого задания на аэродром города Иванова. В тот день на борту машины находились летчик гражданского воздушного флота Н.А.Хорпяков, стрелок-радист сержант И.П.Окуст, штурман звена старший лейтенант В. М.Толоконников, воздушный стрелок младший сержант С.С.Денисенко.

Работая с военными архивами, поисковики выяснили, что сбитый у Колыхманова огромный бомбардировщик 120-го дальнебомбардировочного авиационного полка еще в августе и начале сентября 1941 года наносил бомбовые удары по Берлину и Кенигсбергу. Однако вскоре бомбардировщикам дальнего действия пришлось выполнять не свойственную им фронтовую работу. По сути, летчиками и машинами командование жертвовало. Этот факт говорит о том, насколько сложной в эти октябрьские дни была ситуация на московском направлении, как важно было не дать врагу приблизиться к столице. Но немецкие войска, двигавшиеся по Варшавке, не могли миновать Колыхмановский мост. И встречали их тут, как и ордынцев, не хлебом-солью.

Николай Корсаков.

Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.