Родные крылья. Воспоминания об отце

12:12, 04 мая 2018

Когда забывают войну, начинается новая война, память – главный враг войны.

Многое из того, что могло бы изменить нынешнее непонимание Великой Отечественной войны, ушло безвозвратно вместе с её участниками. Как мучительно больно сейчас за неиспользованные возможности:  расспросить, записать, зафиксировать, задать вопросы им, великим людям великой страны, победителям коричневой чумы ХХ века. Перебирая в руках сохранившиеся свидетельства тех лет – награды, фотографии, явственно ощущая в них запах войны, хочу рассказать две небольшие истории, которые в массе тех грандиозных событий есть малые мгновения, но это очень дорогие мне воспоминания моих близких…

Несколько строчек в газете

Встреча родных людей во время боевых действий - крайне редкое событие. И когда она происходит - это яркое воспоминание, передаваемое с особой теплотой и со слезами на глазах. Эту историю поведал мне старший брат моего отца, Фёдор Гаврилович Сузик, мой дядя. Воевал он в 90-м отдельном Тильзитском разведывательном авиационном полку в должности старшего инженера авиачасти. Однажды то ли в дивизионной, то ли в корпусной газете была упомянута его фамилия в списке отличившихся и получивших благодарность командования, и эта газета попала в руки моему отцу, чей истребительный полк базировался на аэродроме неподалёку.

И вот в один из дней на поле аэродрома приземлился «неурочный» самолёт, истребитель «Лавочкин». (Как отец узнал, где аэродром разведывательного авиаполка, это тоже вопрос.) Из него выходит летчик, и сослуживцы моего дяди спешат сообщить ему добрую весть о прилёте его брата. 

Предвоенная фотография моего отца: сестра Анастасия, брат Фёдор (в центре), мой отец.

Из рассказа дяди я понял, что они не виделись с довоенной поры и не переписывались. И вот такая удивительная встреча, почти чудо. Был накрыт по такому случаю огромный, на весь полк стол. Долго гуляли, радовались все этому событию. 

Мне думается, что все по-доброму завидовали такому торжеству, и это был праздник не только двух братьев, это был праздник жизни, праздник боевого братства. Только не спросил я своего любимого дядю Федю, знали ли они тогда, где была их родная сестра Настя, а находилась она в тот момент в протекторате Богемии и Моравии, угнанная из Киева немцами на работы в Германию. Такие вот перипетии мировой войны. По словам Фёдора Гавриловича, мой отец, чтобы проветриться и освежиться, улетал к себе в полк с открытым фонарём кабины. Долетел нормально.

Незапланированный пассажир

А вот эпизод более военный, более суровый, что ли. С февраля 1943 года, после окончания секретной командировки по перегону ленд-лизовских американских истребителей Р-39, отец вернулся в полк, приступил к боевой работе, и у него, как у любого лётчика-истребителя, был техник, обслуживающий самолёт. В своё время он стал свидетелем гибели своих товарищей - техников, мотористов, оружейников - при перебазировании полка на транспортном самолёте Ли-2. Самолёт был атакован вынырнувшим из облаков «мессером» и разбился. Все погибли. 

В истребителе Ла-5, на котором с 1943 года воевал отец, у хвостового оперения имелся технологический лючок для ремонтных и наладочных работ, и в его отсек довольно свободно помещался человек. Потрясённый гибелью своих товарищей, техник уговорил отца летать в его самолёте, и все перебазирования авиаполка до конца войны совершал в этом тесноватом, но, по его мнению, безопасном месте, считая, что истребитель сам может за себя постоять. 

Кстати, известны многочисленные случаи спасения лётчиков именно подобным образом, когда сбитому пилоту приходилось за линией фронта покидать подбитый истребитель, на помощь приходили друзья, сажая рядом самолёт, и в хвостовом отсеке спасали своих товарищей. А по инструкции там, конечно, категорически запрещалось перевозить людей. 

Этот эпизод из военного времени мне поведал Александр Иванович Халутин, командир 171-го Тульского Краснознамённого истребительного авиационного полка, в котором во время войны мой отец был помощником командира полка по лётно-стрелковой подготовке. Сам же Александр Иванович Халутин уже в наше время в возрасте 90 лет совершил прыжок с парашютом на Северный полюс, что является рекордом и могло быть занесено внесено в Книгу рекордов Гиннесса. Но это уже совсем другая история.

Мой отец Павел Гаврилович Сузик (1917 - 1979), летчик-истребитель, участник Великой Отечественной войны, награждён орденами и медалями. С 1933 по 1938 г. работал в Гражданском воздушном флоте (ГВФ), с 1939 по 1956 г. - служил в ВВС РККА и СА, 1956 - 1960 г. -  Калужский ДОСААФ, 1960 - 1972 г. - авиаотряд аэропорта в Грабцеве.

Павел Сузик.

Места: Калуга
Поделиться с друзьями:
Чтобы оставить комментарий необходимо на сайт или зарегистрироваться.

Новости по теме